Новости  Общение  Реки  Озёра  Моря  Памятка  Словарик  Радиация  Ссылки  Для писем

Северные народы Западной Сибири (ханты, ненцы, селькупы). Часть 1.


Очерк (для журнала «Адреналин») на www.poezdnik.kiev.ua.

Вступление

Народы азиатского севера (особенно кочевники) до сих пор слабо понимают смысл таких слов как революция, христианство, социализм и информация. Эти добрые, улыбчивые и по детски наивные дети природы, готовые в жесточайших условиях заполярья прийти незнакомцу на помощь, всегда интуитивно понимали, что цивилизация несёт им зло, и, поэтому, старались "уйти подальше". Они (вернее те, которые уцелели) и сейчас живут в труднодоступных районах, а некоторые недоступны вообще. Но европейцы, которым всегда нужны были пушнина, рыба, лес, газ и нефть вот уже на протяжении десяти веков непрерывно покоряют, присоединяют, разоряют и уничтожают эти народы и их земли, покрытые снегом девять месяцев в году.

География и история рельефа Западной Сибири

Западная Сибирь - это равнина (Западно-Сибирская), вернее громадное плоское каменное корыто, засыпанное слоем т. н. осадочных пород (глинами, суглинками, гальками и песками) глубиной 3 - 5 км. С трёх сторон равнину, покрытую тайгой и тундрой, окружают горные массивы (с запада - Урал, с юга - Алтай и Казахский мелкосопочник, с востока - Среднесибирское плоскогорье), а на севере её омывает ледяное Карское море. Осадочные породы (морские осадки) начали заполнять "корыто" в меловом периоде и палеогене, т. е. 67 - 27 млн. лет назад, когда равнину покрывали обширные моря. Потом моря ушли, оставив реки, озёра, влажность и жару и пришло время накопления континентальных, преимущественно озёрно-речных отложений. Трудно представить, но в то время (неоген - 30 млн. лет назад) здесь, на берегах многочисленных рек и озёр цвели магнолии, секвойи, виноград, болотный кипарис. Во влажных и буйных субтропических лесах (на широте Салехарда, Надыма, Игарки) обитали мастодонты, а в саваннах (Павлодар) - слоны, жирафы, верблюды. Затем, около полумиллиона лет назад, пришёл холод - наступил ледниковый период. Ледник двигался с севера, запада и востока и достиг широты современного г. Тобольска. И когда холод отошел, осталась только вечная мерзлота - своеобразный реликт далёкой ледниковой эпохи. И до сих пор в этом вечном "холодильнике" находят останки последних представителей доледникового периода - мамонтов.

По Западно-Сибирской равнине в настоящее время с юга на север текут знаменитые реки Обь и Енисей, которые впадают в заливы (губы) Карского моря. Между этими гигантами несёт свои воды менее известная, но более труднодоступная река Таз. Наше повествование пойдёт о народах, которые издавна проживают в суровых условиях заполярья по берегам Оби, Таза и Карского моря - хантах, ненцах и селькупах, общность которых объединена в Ямало-Ненецкий Автономный Округ (ЯНАО). Он занимает северную половину Западной Сибири (территориально) и северную половину Тюменской области (административно).

Происхождение народов. Древние времена

После отступания ледникового покрова в тундре и северной тайге еще с начала голоцена, т. е. в середине третьего тысячелетия до н. э. жили первобытные оседлые охотничье-рыболовные общины. Этнический состав этих общин до сих пор недостаточно выяснен.

В это же время южнее, по всему таежному Прииртышью (Иртыш - приток реки Оби) расселились праугорские племена. В таёжной равнинной полосе Среднего Приобья, как и в алтайских и Саянских предгорьях и котловинах, сложились прасамодийские этнические группы. Сибирское население тайги и лесостепи вело преимущественно оседлый образ жизни, промышляло охотой, рыболовством, разведением рогатого скота и лошадей, а самодийцы - и оленей. Среди прииртышских племен были, в частности, сапыры, или сиберы, от которых, как предполагают, и произошло название Сибирь.

В середине I тысячелетия н. э. из среды угров выделились манси (вогулы) и ханты (остяки). Под напором наступавших с юга кочевников первые были оттеснены и осели в северном таежном Зауралье, а ханты еще севернее по Оби и отчасти в Среднем Приобье. Самодийцы же несколько позднее, в конце I - начале ІІ тысячелетия, частично проникли по Оби и Енисею до самой тундры, принеся туда с собой занятие оленеводством. Из слияния самодийцев с аборигенами тундры и северной тайги произошли ненцы, которых ранее называли самоедами, и близкие им энцы и нганасаны. В среднеобской тайге сложились селькупы; в прошлом русские называли их остяко-самоедами.

В XVІI в. часть селькупов переселилась на реку Таз (восточнее Оби), где образовала особую ceвepнyю группу.

Неожиданные и загадочные сведения об "аборигенах тундры и северной тайги" принесли в 1935-1946 годах раскопки городища из полуземлянок, обнесенного рвом и валом в устье реки Полуй (правый приток Оби вблизи города Салехарда). За два полевых сезона было извлечено около 23 тысяч уникальнейших предметов Усть-Полуйской культуры (І век до н. э.) - боевое оружие (секиры, кинжалы, короткие мечи, нагрудные пластины), художественная лепка, фигуры людей, зверей и фантастических чудовищ из бронзы, свинца и кости с тончайшими узорами и изображениями собачьих упряжек. Эти находки говорят о том, что за 6 веков (!) до появления хантов и самодийцев, здесь жили люди, умеющие добывать и обрабатывать даже железо и намного превосходившие в своем развитии вытеснивших их пришельцев.

Дополнение 2005 года. Об истории раскопок см. статью Евгении ЗАМЯТИНОЙ (г. Салехард) от 17 августа 2005 г. Возвращение на Усть-Полуй.

Современное население Западной Сибири

Начиная с XІV в., когда Новгородские ушкуйники перетащили свои лодки-ушкуи через Камень (так раньше называли Уральский хребет) и начали (согласно ІV Новгородской летописи) добывать там мягкую рухлядь (пушнину), а заодно вытеснять и убивать аборигенов и кончая XXІ в., когда это продолжает делать водка, нефть и газ, практически все коренное население Западной Сибири (да и не только Западной) было уничтожено.

В настоящее время более 90% жителей всей Западной Сибири - русские, расселившиеся по всей ее территории и почти всюду составляющие по численности основное население. Народности, исстари населявшие эту территорию: ненцы, ханты, манси, селькупы, сибирские татары, алтайцы, шорцы проживают, в основном, на севере и юго-востоке и отчасти в других местах. Ненцы расселились по всей тундре и лесотундре, селькупы - в бассейне Таза, преимущественно в его верхнем и среднем течении, и на севере Томского Приобья; ханты - в основном на Нижней и местами Средней Оби, в Нижнем Прииртышье, а отчасти и на западе притундровой полосы; манси - в таежных районах левых притоков Оби, вдоль предгорий Урала; в Приуралье же располагаются населения коми (зырян), а на правобережье Средней Оби живет небольшое число эвенков.

Для справки: некоторой этнической пестротой отличается и район западносибирского юга: в Нижнем Притоболье, по Иртышу, отчасти в Барабе, по Нижнему Чулыму и в, дpyгиx смежных местах располагаются татарские поселения, а в Омской степи, в Кулунде и на юго-востоке Горного Алтая - казахские аулы. В Кулундe, Омской степи и в средней части южной Барабы - много украинских сел. По всей лесостепи и степи, а кое-где и в южно-таежной полосе (и отчасти в Горной Шории) встречаются деревни, населенные преимущественно белорусами, мордвой, чувашами, эстонцами, латышами, коми-зырянами и коми-пермяками. В Горном Алтае помимо русских живут преимущественно алтайцы, а в Горной Шории - шорцы.

По переписи 1959 г., во всей Западной Сибири насчитывалось всего 39 тыс. человек, принадлежащих к народностям Севера, 9302 тыс. россиян, 450 тыс. украинцев (4% всего населения), 215 тыс. татар (2%), около 80 тыс. казахов, 67 тыс. белорусов, 43 тыс. мордвы, 42 тыс. алтайцев, 41 тыс. чувашей, 22 тыс. евреев, 14 тыс. шорцев, 10 тыс. коми, 675 тыс. лиц других национальностей.

Население Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО)

По переписи 1970 г., на территории ЯНАО, равной 750 тыс. кв. км и охватывающей более половины площади Тюменской области, проживает лишь 80 тыс. человек, т. е. менее 6% всех жителей Тюменской области. Плотность населения здесь в среднем 0,1 человека на 1 кв. км., из них около 45% населения окpугa составляют русские, 8% - коми, более 6% - татары. Коренные народы составляют приблизительно 1/3 всего населения округа (1959 г): ненцы - 22%, ханты - почти 9%, ceлькупы - 2%, эвенки и манси - 0,2%. Ненцы заселяют преимущественно тундру на полуостровах Ямал, Гыдан, Тазовский, побережья заливов Ледовитого океана, низовья реки Пур и его притоков. Ханты живут по берегам Нижней Оби, селькупы - по среднему течению реки Таз и его притокам. По переписи 1959 года на территории ЯНАО проживало всего 1245 селькупов, 5519 хантов и 13977 ненцев.

Приведенные цифры ставят коренное население в разряд исчезающего и вымирающего. Причиной этому является неимоверное стремление ушкуйников, затем промышленников (купцов, снаряжающих пушные экспедиции), а с ними воевод, чиновников всех мастей, царя с его казной, иностранцев, казаков и прочих искателей наживы к обогащению за счет продажи пушнины, в основном шкур соболя, бобра, чернобурой лисы, белого и голубого песца. Пушной телец превратил народы севера в жертв на соболинном алтаре. Шутка ли сказать, но во времена "Златокипящей Мангазеи" - пушной столицы Сибири, которая была основана на реке Пур в 1601 году - вложенные в пушную экспедицию деньги возвращались к промышленнику в 48 кратном размере! Такому "подъему" мог бы позавидовать любой "Аль-Капоне" за всю историю человечества. И это с учетом пушного ясака (царского налога в виде десятины), взяток чиновникам и всех расходов. Такие прибыли породили лавину добытчиков разных мастей, которые всего за сто лет XVІІ в. полностью выбили бобра и соболя от Урала до Камчатки. Поголовье этих зверьков не восстановится уже никогда. Местное население, вооруженное луками и пиками с наконечниками из кости, и цинично прозванное инородцами, не могло противостоять ружьям казаков и, обложенное ясаком, постепенно, мягко выражаясь, было вытеснено или закабалено. Время тогда было жестокое, сами колонизаторы (русские служилые люди) в тяжелейших климатических условиях гибли сотнями от холода, голода и цинги, но на их место приходили десятки тысяч других, манимых пушным тельцом и посланных царем ради пополнения казны. В 1660 году "пушная казна" составляла треть (!) доходной части бюджета всего Московского государства! Перечитывая документы тех лет, понимаешь, что взятие Казани и победы Ермака - это результат мощной пушной экспансии Сибири, с которой по жестокости может, пожалуй, сравниться только Испанская конкиста в Южной Америке. Потом пришла очередь и капитализма - к пушнине добавилась рыба, руда, лес, ископаемые.

Не улучшилась жизнь народов Сибири и при Советской власти. Новая власть взялась еще основательнее за рыбу (до 1945 года окончательно были подорваны запасы ценнейших видов сиговых в уникальном Обском бассейне), полезные ископаемые (Урал, Норильск) и, что самое печальное, за социальное переустройство быта коренного населения. Благородная попытка воспитывать и учить грамоте детей кочевников-оленеводов в условиях городских школ-интернатов, закончились неудачей. Фактически такая система уменьшила численность коренных народов - ученики не возвращались в кочевье рода (на родину), а если и возвращались, то были неприспособленны к суровой жизни отцов. Кроме того они все очень быстро спивались на "большой земле". Некоторые оленеводы, рыбаки и охотники поняли это слишком поздно и, хотя уже и не отдают своих детей в интернат, восполнить потери невозможно.

В XXІ веке - последнее, что может окончательно уничтожить маленькие народы - это разработка газовых и нефтяных месторождений в местах их расселения. Уже сейчас одной из самых больших достопримечательностей города Надыма является обыкновенная свалка использованных бутылок.

Но самой большой бедой (особенно в советское время) была, есть и будет водка. Она беспощадно уничтожает наших, и без того немногочисленных, северных братьев, поскольку сопротивляемость алкоголю и адаптация организма у ханта, манси, ненца и других северных людей равна нулю. Они быстро пьянеют от малого количества спиртного и быстро становятся алкоголиками. Так и стоят вдоль Оби на радость бизнесменам поселки алкашей. Когда мы (группа водных туристов) в 2002 году летом хотели купить хлеба в поселке Усть-Войкар на реке Горная Обь, мы не нашли там трезвых людей. Если в каком-нибудь селении свадьба или поминки - туда лучше не ходить. Бессмысленно.

И все-таки они - северные народы Западной Сибири, наперекор всем бедам, живут и, дай им бог, жить вечно!

Все северные люди имеют одинаковую, с точки зрения европейца, внешность - широкоскулое смуглое улыбчивое лицо с раскосыми темными глазами. Тип лица - монголо-китайский (предки - алтайцы), но кожа светлее.

Суровые условия жизни на севере заставляли людей всегда помогать друг другу, поэтому хант, ненец или селькуп никогда не откажет в помощи. Более того, существует неписаный закон, по которому если ты встретил на реке, в тайге или тундре человека, то должен подойти, поздороваться и спросить - не нужна ли помощь. А если увидел одинокий чум, нарты, стоящие посредине необъятной тундры, оленя (диких оленей нет), или топор в тайге - не бери, это чужое и, если ты возьмешь, то во первых все об этом обязательно узнают и ты станешь изгоем, а во-вторых, человек, который придет потом за своим имуществом и не найдет его - может погибнуть. Расстояния там огромные, ходить пешком по тундре крайне тяжело (как по паралону) и годами можно не встретить человека. Но если ты все-таки взял (по нужде) в амбаре, одиноком стойбище, избе или на дереве сухари, крупу, сахар и табак, оставленные на случай непогоды или беды, то должен написать записку, чтобы хозяин (охотник или оленевод) смог восстановить свой запас.

Одежда

Прежде чем говорить об одежде северного человека, необходимо напомнить, что лед от берегов Карского моря обычно отходит в июле или августе (а может и остаться), реки вскрываются в середине июня и температура воздуха в разгар лета - около 10 град выше нуля. Зимой температура доходит до 40 градусов ниже нуля, а скорость ветра - до 50 м/сек. Поэтому традиционная одежда народов севера - это зимняя одежда и шьётся она вручную из меховых шкур полугодовалого оленя (неблюя или по дальневосточному - пыжика). Олений мех уникален - ледяная пыль, проникающая под шерсть во время пурги, не смерзается по причине отсутствие пушистого подшерстка. Наряд жителя тундры или северной тайги состоит из двух отдельных одежд: внутренней, одеваемой на голое тело мехом внутрь и наружной, одеваемой мехом наружу на внутреннюю. В теплое время года или на перегонах одевается только внутренняя одежда - у ненцев это чижи (чулки до пояса из мягкой оленины) и малица (длинная глухая без разреза рубаха из оленьей шкуры), с пришитыми к ней меховыми капором (капюшоном) из пыжика и рукавицами из камуса (шкур, снятых с голени оленя). Малица, как правило, оторочена нарядной меховой полоской и подпоясана широким ремнем с медными пуговицами и колечками для украшения. К поясу, который как бы висит на бедрах, подвешивается охотничий нож в искусно вырезанных из мамонтовой кости ножнах, плоские украшения из кости, серебряные монеты, оловянные бляхи, оселок. У эскимосов малицу заменяет аткупик (в переводе - стаканчик) - рубашка, которая на бедрах подпоясывается так, что выше пояса образуется складка, свисающая на пояс.

В морозы более 20 градусов поверх малицы одевается гусь (другое название - сокуй, совик) - шуба до пят мехом наружу (с капюшоном). У женщин такая шуба называется - саха. У эскимосов гуся заменяет кухлянка. На чижи одеваются оленьи пимы-сапоги (бокари - у чукчей, унты - у эскимосов) или кисы (чулки), сделанные из камусов. Все мехом наружу. А в лютые морозы надевают еще и тобары или тоборы или тобаки (галоши) мохнатые с обеих сторон и сшитые из пышной собачины. Подбородок, обычно, обвязывается мягкой тканью. Меховых трусов нет!

В такой одежде ненцы и ханты-оленеводы могут переночевать в любой мороз и пургу, когда чум нельзя поставить. Эта знаменитая ночевка называется "куропачий чум" - человек ложится возле нарт на спину, зарывается в снег и опускает капюшон. Пурга быстро его заметает и он ночует как полярная куропатка. После пурги верхнюю оленью одежду достаточно встряхнуть, чтобы снег осыпался.

Европейцы часто интересуются - как ненцы, ханты и др. ходят в такой одежде зимой в туалет и вообще, есть ли у оленеводов туалеты в тундре? Да есть. В полевых условиях и при большом количестве кочевников туалетом служат четыре палки, обтянутые рогожей. Такие туалеты стоят в отдалении, не убираются при смене стойбища или ночлега и стоят "вечно", поскольку места стоянок из года в год у оленеводов и охотников, практически, не меняются.

На нижней Оби и ее притоках Казыме, Сосьве, Ляпине, Куновате и в некоторых других районах женщины носят нарядные национальныее платья, халаты, украшенные сложными традиционными узорами из бисера и цветных аппликаций. Кое-где сохpaнились некоторые виды летней обуви: замшевые сапоги - нюговеи (нигуваи). Это туфельки из оленьей шкуры, сделанные заодно с гладкими, шелестящими, как бумага, чулками из налимьей кожи. Разрисованы они краской, сделанной из березового сока. Еще есть кожаные туфли - чирки, расшитые бисером или аппликацией из ткани. Их носят с узорчатыми шерстяными носками. Красочный наряд дополняется традиционными бисерными нагрудными украшениями.

Вместе с тем все коренные обитатели округа пользуются и современной одеждой и oбувью. Отошли в прошлое и две косы, которыми раньше щеголяли мужчины-ханты, но женщины по-прежнему носят травяные косы, искусно вплетенные в черные волосы или вплетают в свои косы красные тесемочки и подвешенные монеты, которые могут быть и царскими, поскольку передаются из поколения в поколение.

Жилище

Основными занятиями северных народов всегда были и остаются оленеводство, рыболовство и охота, что предопределяет и двойственный образ жизни - кочевой и оседлый. И жилища, поэтому, издревле делились на переносные и постоянные. Много веков неизменным жилищем кочевников севера был (и до сих пор остается) чум (яранга - у чукчей) - простое, функциональное и быстро собираемое конусообразное сооружение из 30-50 шестов (как правило - сухих стволов молодой лиственницы). Всю работу по сборке (и разборке) чума по традиции выполняют женщины. Сначала устанавливается остов - три пятиметровых шеста, скрепленных вверху наподобие треноги, затем между ними добавляются остальные жерди. Поверх конуса укладывают два слоя стриженных оленьих шкур (зимой) или нюги (летом). Нюги (нюки) - это большие полосы из вываренных в растворе воды, жира, рыбьих костей и золы, и сшитых в несколько слоев оленьими жилами кусков бересты желтого цвета. Влагу они не пропускают. Вершина чума не покрывается - там находится отверстие для выхода дыма от очага, расположенного внутри на металлическом листе. Над кострищем - жерди с котлом и чайником. Чуть дальше перекладины для сушки шкур и рыбы. Тут же стоит маленький низкий столик, который вместе с едой придвигается к гостю. За кострищем - "чистая сторона", где располагается домашние реликвии, посуда и продукты. По бокам на досках у стен настилаются циновки (внизу из прутьев, сверху - из сухой травы), их прикрывают оленьими, медвежьими и др. шкурами. Тут же, обычно лежат малицы, ягушки (женская одежда из оленьих шкур) и другие теплые вещи, на которых сидят люди. Днем внутри полумрак - свет проникает сверху и через вход (нюк) - открытый полог. В чуме, обычно, лежит возле очага собака, а нередко (зимой) и олененок, который потерял мать-кормилицу. Если есть младенец, он спит в онтаве (берестяной, похожей на лукошко, люльке с широкой деревянной дужкой у изголовья), подвешенной к одному из шестов. При кормлении грудью, ребенка из онтава не вынимают. Пеленки заменяют две мягонькие оленьи шкурки с тремя ремешками. Такое жилище при горящем очаге "держит уют" даже при 40 градусных морозах. Ночью огонь не поддерживают и зимой, если нет теплой одежды, можно замерзнуть. Есть и еще один недостаток - дым не режет глаза только в сидячем и лежачем положениях.

Чум в разобранном виде легко перевозится двумя нартами (санками, запряженными оленями). Нюги при этом сворачиваются в трубы. Очень часто жерди не перевозятся, поскольку на новом месте легко добыть новые, или использовать припасенные там старые - места стоянок у оленеводов, охотников и рыбаков, как правило, долго остаются неизменными, а воровства - нет.

Оседлое местное население еще недавно жило в маленьких селениях, состоящих иногда из двух - трех покосившихся от мерзлоты жилищ и хозяйственных строений. Ханты обитали в домах (юртах) без потолка с пологой двускатной крышей, покрытой полотнищами из вываренной бересты с накатником из жердей поверх них. В одном из ближайших углов устраивался очаг-чувал из жердей, обмазанных глиной, и который служил источником освещения и отопления. Вдоль стен устраивались нары с циновками и шкурами. С 30-х годов 20-го столетия начался процесс "стягивания" мелких и укрупнения старых поселков. Сейчас ханты живут и в деревянных русских домах и избах но, как правило, рядом стоит чум, используемый в качестве склада.

На местах охотничьего и рыболовного промысла оседлые ханты и селькупы жили в шалашах и небольших избушках. У таких жилищ устраивались амбарчики на высоких столбах - чамьи - для хранения продуктов, одежды и других вещей.

До "перестройки" ханты-рыбаки и их семьи жили в берестяных чумах лишь летом, на местах лова, а в остальное время - в постоянных поселках, в обычных бревенчатых домах. Поселки эти расположены на высоких горных берегах Оби и среди ее проток на возвышенных островах - пугорах. Названия хантыйских поселков звучные, оканчиваются они, как правило, словом "горт", что значит "селение": Шижимгорт, Карвожгорт, Анжигорт. Берестяные поселения часто располагаются по соседству с основными, и тогда они выглядят как дачные поселки или как белые палатки в спортивном лагере.

Примечание: Информация по переписи населения устарела, просьба к читателям присылать уточнения и дополнения. Авторство и СПАСИБО - гарантированы.

Автор (2003 год) - Поездник Сергей, тел. в Киеве - 4505910, e-mail: poezd@i.com.ua, сайт: www.poezdnik.kiev.ua - «Водный туризм Украины»

Продолжение очерка см. Часть 2.

Водный туризм Украины
2002