Новости  Общение  Реки  Озёра  Моря  Памятка  Словарик  Радиация  Ссылки  Для писем

Северные народы Западной Сибири (ханты, ненцы, селькупы). Часть 2.


Очерк (для журнала «Адреналин») на www.poezdnik.kiev.ua.

Пища

Основным продуктом питания у северных ненцев и оленеводов других народностей ранее были - мясо домашнего оленя (у безоленьих ненцев и малооленьих селькупов - рыба), у хантов - рыба и мясо промысловых зверей (лося и др.). Значительная доля у всех приходилась на мясо диких птиц (гусей, уток, боровой дичи - глухарей и др.) и их яйца. Раньше рыбу и мясо ели преимущественно в сыром виде - свежем и мороженном (с "холодильником" проблем нет - яма в вечной мерзлоте). Большую роль в питании всех северных народов всегда играла свежая кровь, которую пили сразу после забоя или использовали в качестве составных частей различных кушаний. Это было необходимостью, поскольку только в сырых рыбных и мясных продуктах северный человек мог добыть витамин С (без него многие европейские исследователи и завоеватели погибали от цинги). И сейчас многие уважают сыроедство (особенно свежие рыбу и оленью печень), а некоторые известные и великие путешественники в свое время говаривали, что нет ничего вкуснее чем строганина (мороженная стружка) из нельмы или муксуна (деликатесные виды сиговых рыб).

Мясо и рыбу в Западной Сибири издавна также варили (и варят), но никогда не жарили. Впрок мясо заготовляли и сейчас заготовляют копчением (ненцы) и вялением (ханты). И те и другие вялили также и рыбу. Вяленная на солнце (на жердях) она называется - юкола, у хантов - шомух. Иногда рыбу и птицу подсаливали, а если соли не было - просто квасили. Вообще раньше соль употребляли в крайне малом количестве. Все рыбные отходы шли на корм собакам.

В настоящее время пища народностей Крайнего Севера мало отличается от пищи других народов. Все здесь очень любят чай, который пьют не спеша и много. Про хлеб и сахар народы Севера узнали от русских и сначала (только в виде лакомства) охотно употребляли сушки и другие пресные изделия.

Молочные продукты у северных народов Западной Сибири - блюдо трудоемкое. Чтобы подоить важенку (отелившуюся олениху), приходиться её валить на бок и связывать ноги. Надой - 300 г в день. Оленье молоко напоминает сливки и чтобы его процедить через марлю, необходимо развести водой. Если коровье молоко содержит 4% жира, то оленье - 22%(!) Масло делают прямо из молока, а чтобы получить сметану, в свежее молоко добавляют третью часть кипятку и помещают в тепло.

Религия и обряды

Народы севера до сих пор остаются верны языческим богам (например ненцы - богу Нуму). У каждого рода есть свой бог (дух) и свое святое место, где совершаются обряды, захоронения и жертвоприношения. Обычно это одинокая лиственница на бугре (у ненцев лиственница - священное дерево) или в лесу (у хантов). На дереве висят колокольчики, разноцветные тряпицы (в которые иногда завернуты деньги), куски меха, медные кольца и другие предметы и украшения - бескровная жертва богу. Никто их не может снять. Говорят, что однажды геологи увидели такое обвешанное дерево и сняли все украшения, а впоследствии заболели и пострадали разными способами. Раньше в жертву приносили оленей, поэтому под лиственницей можно увидеть рога. Вокруг дерева стоят деревянные идолы-сядаи, обмазанные оленьей кровью. Эти идолы могут находиться и в чуме и даже возле ловушек (пастей) на песца. Украшение на дерево или сядая можно повесить временно - до исполнения желания.

В тундре нет земли, а если и есть, то мерзлая, поэтому нет и могил. Умерших кладут в деревянный гроб, но не закапывают, а оставляют или поднимают над землей с помощью шестов возле святого места. Кочевники проведывают усопшего раз в году. Постороннему на святое место лучше не соваться.

До 30-х годов на севере оставались шаманы, которые запрещали выметать сор из избы, носить белье и мыться, варить налима и осетра вместе, передавать камень из рук в руки, спасать утопающего, поскольку тот сразу попадает "в рай". Великолепные мореходы, переплывавшие на утлой лодочке в шторм Обскую губу (шириной шестьдесят километров) ханты и ненцы не умели плавать, ни разу в жизни не купались и панически боялись воды. Лишь изредка они ополаскивали лицо холодной водой и вытирались древесной стружкой. Шаманский бубен и исступленные завывания его хозяина могли навлечь небесные кары на нарушившего закон. Лечили шаманы до революции следующим образом: больные глаза мазали женским парным молоком, смешанным с желчью ворона, убитого при полном месяце. При переломах - пили то же молоко с порошком меди. Каждая болезнь считалась живым существом. Если кто-то из близких умирал, делали деревянную куклу, которую одевали, усаживали за стол при трапезе, кормили и укладывали с собой в постель. Это длилось пять лет (если умирал мужчина) и четыре года (женщина).

С незапамятных времен у северных народов существуют строгие правила по отношению к женщине. На ней лежат все хозяйственные обязанности, в частности очень тяжелая в тундре добыча и рубка дров, установка и разборка чума и др. В каждом чуме есть "священное место", которое ненка не может переступить, она не может перейти дорогу перед нартой - ибо все это накличет беду. Если женщина переступит веревку, упряжь, аркан, ружье, принадлежавшие мужчине, все становится негодным и выбрасывается вон. Она не может вешать свою одежду рядом с мужской, подходить к святому месту. Перед родами будущая мать изгоняется в холодный чум, где в одиночестве должна поддерживать очаг и рожать. Рожали раньше на своеобразных качелях из (укрепленных на жердях чума) оленьих вожжей, причем младенец падал на мягкий мох. Внутри колыбели на берестяную подстилку насыпали размельченные древесные гнилушки. Они хорошо впитывали влагу и придавали ребенку приятный запах. При намокании их убирали, но складывали только в определенных местах. Считалось, например, что нельзя класть их под растущее дерево, иначе ребенок будет качаться от ветра. К колыбелям было особое отношение - счастливую берегли и передавали из поколения в поколение, а ту, в которой дети умирали, уносили подальше в лес. Для благополучия ребенка хранили и послед - в лесу, рядом с селением. На берестяную колыбель наряду с другими узорами наносили изображение глухаря - хранителя сна. Считалось также, что она связана с миром духов. Гостю, по закону гостеприимства, хант на ночь всегда отдает жену, и если тот отказывается - значит не уважает. Жене не положено смотреть на родственников мужа, и лицо она должна прятать под платком. Много пережитков по отношению к женщине сохраняются и сейчас.

Медведя в прошлом почитали повсеместно, приписывая ему способность охранять членов семьи от болезней, разрешать возникшие между людьми споры, подгонять лося к самострелу охотника. В прошлом каждая хантыйская семья имела медвежий череп, и сейчас, когда молодежь с недоверием и скепсисом стала относиться к древним святыням, наверное, на чердаке каждого дома можно найти медвежий череп, заботливо упрятанный кем-то из стариков. Исследователи, побывавшие у хантов в начале нашего века, видели своими глазами, как медведь "выступает" в роли судьи и поборника справедливости. Обвиняемый в краже держал в руках медвежью лапу или стоял перед черепом и говорил: "Если я взял зверя из чужой ловушки то ты, лесной старик, разорви меня вот этими когтями". Лесным человеком медведя называли не случайно. В отношении к этому зверю сочетались два противоположных взгляда: с одной стороны, он зверь, объект охоты, источник пищи, а с другой - бывший человек, родственник, родоначальник. Это даже сверхчеловек, потому что когда-то он был младшим сыном бога Торума, но последний за непослушание спустил его с небес на землю. По наказу бога-отца медведь вмешивается в людские судьбы, наказывая виновных и освобождая от наказания безвинных. Почитались повсеместно так же лось и лягушка.

Оленеводство

Олень для жителя тундры - это и транспорт, и одежда, и еда, и денежная единица. Даже при Советской власти семье ненца-оленевода разрешалось иметь в личном пользовании 190 голов. Основной пищей оленей является ягель - тундровый лишайник, в поисках которого и кочуют на протяжении веков олени, оленеводы, их жены, дети, собаки. При уничтожении (например гусеницами вездехода) ягель восстанавливается 20 лет. При перегонах оленеводы со стадом проходят зимой сто пятьдесят километров за день. Европейскому человеку с рюкзаком для этого требуется полторы недели. Ночуют при этом ханты в дорожном чуме, который возят с собой. Весной они движутся с теплом на север (одновременно спасаясь от комаров и гнуса), в частности на полуостров Ямал, а к зиме - мигрируют в более южные широты (уходя от холода).

Издревле основным видом транспорта у ненцев, хантов и других северных народов Западной Сибири были нарты - санки, которые по снегу (траве, земле, ягелю) тащат два оленя. Погонщик, как правило, сидит на нартах. У других северных народов (восточных) нарты тащат собаки (в основном лайки) и погонщик, как правило, бежит рядом. Нарты бывают пассажирские (легкие) и грузовые в виде ящика. Олений обоз из нескольких грузовых и пассажирских упряжек (например, при перекочевке на северные пастбища) называется аргишем. Аргишем также называется дневной переход обоза, т. е. аргиш - это еще и единица измерения расстояния, пройденного обозом. Например, до такой-то реки - 10 зимних аргишей, т. е. 10 дней целый обоз будет зимой добираться до этой реки. Принято это так потому, что само по себе расстояние - мало что значит, а вот условия его преодоления значат очень много. Зимой пургу в пути можно пережидать и трое суток.

До последнего времени в отношениях с цивилизацией у кочевников-оленеводов принят натуральный обмен - хант пригоняет триста голов оленей на продажу куда-то в город (Hадым) и предлагает, например, обменять их на пять "буранов", сорок ящиков баночного пива, пятнадцать кожанных курток и вездеход. Если вариант устраивает обе стороны - происходит сделка, если нет, то хант (или ненец) разворачивается и угоняет оленей обратно в тундру.

Незаменимым помощником оленевода всегда были собаки. Хорошую собаку пастух не продаст и за 15 оленей, потому что она самостоятельно "держит" стадо, охраняет от волков (вес северного волка - до 120 кг) и неприхотлива в суровых условиях севера.

Рыболовство

Огромная акватория разнообразных водоемов - окраинные моря, заливы, реки и озера - издавна делали рыболовство одним из основных занятий населения Крайнего Севера. В местных водоемах водится осетр и стерлядь, нельма, пeлядь (сырок), муксун, пыжьян (сиг), ряпушка, тугун (сосьвинская сельдь), омуль, корюшка, много частиковой рыбы. Рыбу, выловленную промышленными способами, перерабатывают два рыбоконсервных комбината - Салехардский и Тазовский, которые в лучшие годы давали в год более 10 - 15 млн. банок разнообразных консервов (очевидно на экспорт).

В прибрежных морях ловят камбалу (до 80 см), навагу, атлантическую треску (до 40 кГ), пикшу, а раньше белуху (полярный дельфин) и атлантическую акулу (от 300 до 1300 кГ - 8 м).

Исстари местное население занимается рыбной ловлей. Ханты, манси, а отчасти и ненцы и коми рыбу ловили ловушками, плетенными из тальника, а также сетями из крапивного волокна. Мелкие речки и сейчас еще перегораживают так называемыми запорами, в которые вставляют сетевые или плетеные ловушки. Практикуется и подледный лов сетями и ловушками. Русские давно уже внедрили неводы и большие ставные сети. Рыболовство и теперь является одной из главных отраслей местного хозяйства. Однако наряду с новыми орудиями лова до семидесятых годов сохранялись и традиционные орудия - запоры, котцы, прутяные гимги, морды, колыданы, чердаки, остроги и другие ловушки.

Лодки народов Западной Сибири

Теперь почти все имеют подвесные моторы. Но до 1970 года население на западносибирском севере часто пользовалось традиционными средствами транспорта, как лодки-долбленки, крытые лодки-каюки или илимки для дальних переездов рыбаков.

У хантов на Оби всегда было несколько типов лодок. Самая маленькая - калданка. Она делается без единого гвоздя - из трех выгнутых по-особому досок, сшитых мeж собой кедровыми корнями. Щели замазываются смолой. Калданка очень верткая лодочка, но зато легкая и ходкая. Рыбаки-ханты управляют калданкой с артистической непринужденностью, орудуя лишь одним кормовым веслом. На калданках они пересекают широкие плесы в такую волну, когда рискуют выходить даже катера. Следующая по размерам лодка - городовушка. Она рассчитана на несколько человек и используется для перевозки небольшого груза. Потом - бударка, основная промысловая лодка для лова плавом, при помощи длинной сети, плывущей по течению. Наконец, неводник - большая лодка, предназначенная для перевозки груза в несколько тонн: рыбы, сетей, соли и всего рыбацкого имущества при переездах с песка на песок (места лова).

Особое слово о веслах. На калданках весла с длинной стреловидной лопастью. На городовушках лопасть весла как секира либо прямоугольная. Каждому веслу - своя роль, своя лодка. Гребут ими тоже по разному. При работе с сетями калданкой управляют одним кормовым веслом. Если надо быстро проплыть небольшое расстояние, пользуются уключинами и гребут, как на обычной, так называемой распашной лодке - рывками, сразу двумя веслами. А когда требуется плыть далеко и долго, например целый день, сидят в середине калданки и, монотонно поскрипывая уключинами, загребают то одним, то другим веслом. Конечно, это не зря - гребут по очереди каждым веслом: попеременность работы утомляет меньше, потому что она естественна. Как ходьба. Как бег.

Охота

СЕЛЬКУПЫ

В среднем течении реки Таз, впадающей в Тазовскую Губу, между Енисеем и Надымом, расположены земли основного расселения селькупов - самого маленького и самого обособленного северного народа. У оседлых селькупов на р. Таз были постоянные постройки - землянки, полуземлянки и шалаши из плах, встречались бревенчатые избы.

Охотники и рыбаки селькупов традиционно зимой жили в полуземлянках или низких избушках с земляной крышей, отапливаемых чувалом - открытым очагом из жердей, обмазанных глиной, спали на земляных нарах, покрытых шкурами или циновками. Вместо стекла в окно вставляли льдину. Летом на местах лова рыбы они ставили чумы и корьевые шалаши. Культура селькупов-рыболовов и охотников близка к культуре хантов, манси, лесных ненцев, живущих по рекам Пур и Таз. Промысловые охотники-селькупы - искусные следопыты тайги. До середины ХІХ в. они охотились с луком и стрелами. Селькупский сложный лук, состоящий из нескольких частей, славился как один из лучших и очень ценился у соседей - хантов, ненцев, эвенков. Стрелы оперяли орлиными или лебяжьими перьями. С луком охотились на бeлкy и водоплавающую птицу. Особое значение имела охота на белку, даже основной меновой единицей в ХІХ в. у селькупов была связка из 10 беличьих шкурок - сарум. Это слово лежит в основе всех числительных селькупского языка, начиная с 10. Раньше многие селькупские охотники содержали в неволе птиц и зверей, например кедровок и кукш, а также орлов, перьи которых шли на стрелы. Сохранились рассказы о тех временах, когда в чуме держали прирученных медвежат. Легенды, передававшиеся из поколения в поколение, утверждали, что многие группы селькупов вели свое происхождение от различных птиц, рыб, зверей: кедровка считалась родонaчaльницeй одной фратрии селькупов, орел - другой. Известны такие группы, как казель-гум - окунёвые люди, коркыль-тамдыр - медвежьи люди, кулель-тамдыр - вороньи люди и т. п. Некоторые селькупские фамилии происходят от этих названий: Мулины - коршуновые люди, Нулеевы - медвежьи люди и так далее.

Селькупы-оленеводы жили в чумах, покрывая их зимой оленьими нюками, а летом покрышками, сшитыми из полос вываренной бересты. Культура северных ceлькyпoв-oлeнeводов ближе к культуре кочевых ненцев.

Питaлись селькупы в основном рыбой, соленой и вяленной на специальных вешалах из жердей (юколой), а из сушеной делали муку - порсу. Кроме того, рыбу квасили в ямах, перемежая слои рыбы слоями ягод. Из отходов от приготовления порсы и юколы - из голов, костей, внутренностей - в больших котлах вытапливали жир и хранили его для еды. Из рыбьих печенок и желчных пузырей вытапливали желчь, которой обрабатывали замшу. Из осетровых пузырей варили клей, который употреблялся при изготовлении луков и лыж. Из рыбьих шкурок шили непромокаемые мешки для хранения продуктов, а в более ранние времена - одежду и обувь. Из костей делали муку и зимой варили из нее собакам суп.

На правом берегу реки Таз, в 300 км от его устья, русские казаки, посланные для сбора ясака, в 1601 г. основали городок-крепость Мангазею. Впоследствии он стал крупным торговым (пушнина) и административным поселением с 2 тыс. жителей. Город просуществовал несколько десятков лет, был известен всей Европе как "Златокипящая Мангазея", затем был уничтожен пожаром; к тому времени пушной зверь, практически был выбит, торговля мехами переместилась дальше - в созданный на реке Енисее город Туруханск. Сейчас на месте Мангазеи ничего нет - все заросло тайгой.

Литература:

У ш а к о в Г. А. По нехоженной земле, Москва-Ленинград, изд. Главсевморпути, 1951 год

М е т е л ь с к и й Г. Лебеди летят на север. Москва, изд. Социально-экономической литературы "Мысль", 1964 год

Академия наук СССР (Уральский филиал) Ямало-Ненецкий национальный округ (экономико-географическая характеристика), изд. "Наука", Москва, 1965

Е л а х о в с к и й С. На лодках через снежные горы. М., издательство "Мысль", 1969 год. Книга о двух туристских путешествиях через Полярный Урал , рекам Танью и Войкар.

П о м у с М. И. и др. Советский Союз. Российская Федерация. Западная Сибирь. М., Изд. "Мысль", 1971 год. Географическое описание в 22 томах.

П у с с е М. По Беломорью. Северо-западное книжное издательство, Архангельск, 1971 год.

У р в а н ц е в Н. Н. Таймыр - край мой северный, Москва, изд. "Мысль", 1978 год.

П е т р о в Денис. Дорога 501, Москва, Журнал "Адреналин", 1998 г. Статья про "501 стройку" ГУЛАГа - ж/д "Салехард - Надым".

К р о т о в. По "Мёртвой дороге". Статья про "501 стройку" ГУЛАГа - ж/д "Салехард - Надым".

П о е з д н и к С. Водное путешествие четвертой категории сложности по Полярному Уралу - реке Собь, реке Хараматолоу (против течения), реке Бурхойла (с волоком к реке Бурхойла и радиальным пешим выходом к вершине горы Пай-Ёр), реке Танью, озеру Варчато, реке Варчатовис, реке Войкар, озеру Войкарский Сор. 2002 год. Отчет.

К у л е м з и н Владислав Михайлович, Л у к и н а Надежда Васильевна. Знакомьтесь: ХАНТЫ. Новосибирск, 1992

Внимание! Ниже приведена библиография из книги Знакомьтесь: ХАНТЫ. Авторы - К у л е м з и н Владислав Михайлович, Л у к и н а Надежда Васильевна. Новосибирск, 1992

1 Основные показатели развития экономики и культуры малочисленных народов Севера (1980-1989).- М., 1990.
2 Языки народов СССР.- М., 1966.- Т. 3: Финно-угорские и самодийские языки.- С. 320.
3 Новицкий Гр. Краткое описание о народе остяцком, сочиненное... в 1715 г.- Спб" 1884.
4 Ahlquist A. Forschungen auf dem Gebiet der ural-altaischen Spra-chen.- Helsingfors, 1880.- Т. 3: Uber die Sprache der Nord-ostjaken.
5 Ahlquist A. Unter Wogulen und Ostjaken.- 1883.
6 Дунин-Горкавич А. А. Тобольский Север.- Тобольск, 1911.- Т. 3: Этнографический очерк местных инородцев.
7 Патканов С.К. Тип остяцкого богатыря по остяцким былинам и героическим сказаниям.- Спб., 1891; Patkanov S. Die Irtysch-ostjaken und ihre Volkspoesie.- Spb., 1897, 1900.- Т. 1, 2.
8 Papay-J. Eszaki-osztjak nyelvtanulmanyok.- Budapest, 1910; Papay J. Osztjak nepkoltesi qyujtemenv.- Budapest; Leipzig, 1905; Papay J., Erdelyi I. Ostjakische Heldenlieder.- Budapest, 1972; Papay J., Fazekas J. Eszaki-osztjak medveenekek.- Budapest, 1934; Reguly A., Papay J" Zsirai М. Osztjak (chanti) hosenekek.- Budapest, 1944.- Bd 1; 1951.- Bd 2; 1965.- Bd 3.
9 Sirelius U. T. Ornamenie auf Birkenrinde. und Fell bei den Ostjaken und Wogulen.- Helsingfors, 1904; Idem. Uber die Sperrfischerei bei den finnisch-ugrischen Volkern.- Helsingfors, 1906.
10 Sirelius U. T. Reise zu den Ostjaken.- Helsinki, 1983.
11 Karjalainen К. P., Toivonen Y. H. Ostjakisches Worterbuch.- Helsinki,. 1948.- T. 1, 2.
12 Karjalainen К. Р. Die Religion der Jugra-Volker.- Helsinki; Porvoo. 1921-1927.- T. 1-3.
13 Wogulische und Ostjakische MeIodien/Phonographisch aufgenommen von Kannisto A. und Karjalainen K. P., herausgeeeben von Vaisanen A. 0.- Helsinki, 1937.
14 Karjalainen K. P., Vertes E. Sudostjakische Textsammlungen.- Helsinki, 1975.- T. 1.
15 Paasonen H., Vertes E. Sudostjakische Textsammlungen.- Helsinki, 1980.- T. 1-4.
16 Martin F. R. Sibirica.- Stockholm, 1897.
17 Чернецов В. H. Наскальные изображения Урала.- М., 1964, 1971.- Ч. 1, 2.
18 Источники по этнографии Западной Сибири/Подгот. к изд. H. В. Лукиной, О. М. Рындиной,- Томск, 1987.
19 Старцев Г. Остяки.- Л., 1928.
20 Шатилов М. Б. Ваховские остяки // Т пуды Томского коаевого музея.- 1931.- Т. 4.
21 Прыткова H. ф. Одежда хантов // Сборник Музея антропологии и этнографии.- 1953.- Т. 15.
22 Народы Сибири.- М.; Л., 1956.
23 Stemitz W. Ostjakologische Arbeiten/Herausgegeben von G. Sauer und R. Steinitz.- Berlin; Budapest, 1975-1980.- Bdl-4.
24 Терешкин H. И. Очерки диалектов хантыйского языка.- М.; Л., 1961.- Ч. 1: Ваховский диалект; Он же. Словарь восточно-хантыйских диалектов.-Л., 1981.
25 Vahter T. Ornamentik der Ob-ugrier.- Helsinki, 1953.
26 Иванов С. В. Материалы по изобразительному искусству народов Сибири XIX - начала XX в.- М.; Л., 1954; Он Же. Орнамент народов Сибири как исторический источник (по материалам XIX - начала XX в.)// Народы Сибири и Дальнего Востока.- М.; Л., 1963; Он же. Скульптура народов севера Сибири XIX - первой половины XX в.- Л., 1970.
27 Соколова 3. П. Социальная организация хантов и манси в XVIII-XX вв.: Проблемы фратрии и рода.- М., 1983.
28 Соколова 3. П. Путешествие в Югру.- М., 1982; Она же. Страна Югория.- М., 1976.
29 Gulya J. Eastern Ostjak Chrestomathy.- Bloomington, 1966; Redei K. Northern Ostjak Chrestomalhy.- Bloomington, 1965.
30 Redei K. Nord-ostjakische Texte (Kasym-Dialekt - mil Skizze der Grammatik).- Gottingen, 1968.
31 Honti L. Chrestomatia Ostiacica.- Budapest, 1984.
32 Bakro-Nagy М. Sz. Die Sprache des Barenkultes im Obugrischen.- Budapest, 1979.
33 Кулемзин В. М., Лукина H. В. Васюганско-ваховские ханты.- Томск, 1977; Они же. Материалы по фольклору хантов.- Томск, 1978.
34 Кулемзин В. М. Человек и природа в верованиях хантов.- Томск, 1984; Он же. Шаманство васюганско-ваховских хантов // Из истории шаманства.- Томск, 1976; Лукина H. В. Альбом хантыйских орнаментов.- Томск, 1979; Она же. Формирование материальной культуры хантов.- Томск, 1985; Она же. Мифы, предания и сказки хантов и манси.- М., 1990.
35 Patkanov S. Die Irtysch-ostjaken...- S. 48.
36 Вербов Г. Д. Лесные ненцы // Сов. этнография.- 1936.- № 2.
37 Steinitz W. Tolemismus bei Ostjaken in Sibirien // Steinitz S. Ostjakologische Arbeiten... - Bd 3.
38 Соколова 3. П. Социальная организация обских угров (к истории вопроса) // Социальная организация и культура народов Севера.- М., 1974.
39 Там же.
40 Бахрушин С. В. Остяцкие и вогульские княжества в XV-XVII вв. // Бахрушин С. В. Научные труды.- М., 1955.- Т. 2.
41 Papay J., Erdelyi I. Ostjakische Heldenlieder.
42 Шатилов М. Б. Ваховские остяки.- С. 86.
43 Финш О., Брэм А. Путешествие в Западную Сибирь.- М., 1882.- С. 358.
44 Лопуленко H. А. Борьба за землю как фактор сохранения и развития этнического самосознания у эскимосов США и Канады // Экология американских индейцев и эскимосов.- М., 1988.- С. 211.
45 Sirelius U. Т. Uber die primiliven Wohnungen der finnisch-ugrischen und ob-ugrischen Volker // Finnisch-ugriscne Forschungen.- 1906-1911.- Bd 6-9, 11.
46 Новицкий Гр. Краткое описание... - С. 37.
47 Древние поселения Урала и Западной Сибири.- Свердловск, 1984.
48 Новицкий Гр. Краткое описание... - С. 57.
49 Патканов С. Тип остяцкого богатыря...
50 Леви-Строс К. Структурная антропология.- М., 1983.- С. 317.
51 Чеснов Я. В. Жест, тело и вещь // Религиозные представления в первобытном обществе: Тез. докл.- М., 1987.- С. 51-52.
52 Арсеньев В. К. Дерсу Узала. Сквозь тайгу.- М., 1972.- С. 266.
53 Там же.- С. 250.
54 Радлов В. В. Из Сибири.- М., 1989.- С. 500.
55 Шульц Л. Г. Салымские остяки// Зап. Тюменского о-ва научного изучения местного края.- 1924.- Вып. 1.- С. 183.
56 Тульвисте П. Э. Типы мышления и традиционные занятия // Культура народностей Севера: Традиция и современность.- Новосибирск, 1986.- С. 194.
57 Зуев В. Ф. Материалы по этнографии Сибири XVIII века.- М.; Л., 1947.- С. 85.
58 Кулемзин В. М" Лукина Н. В. Материалы по фольклору... - С. 146.
59 Ahlquist A. Uber die Kulturworter der obischen-ugrischen Spra-chen // Journal de la Societe Finno-Ougrienne.- Helsinki, Г890.- № 8.
60 Дмитриев-Садовников Гр. Береста и изделия из нее у остяков р. Ваха // Живая старина.- Спб., 1916.- Вып. 1.
61 Титов А. Сибирь в XVII веке.- М., 1890.- С. 73.
62 Чемякин Ю. П. Новый могильник в Сургутском Приобье // Сов. археология.- 1980.- № 3.- С. 277.
63 Новицкий Гр. Краткое описание... - С. 83.
64 Молданова-Видинова Т. А. Линейный орнамент хантов реки Казым // Материалы по этнокультурной истории Западной Сибири/Том. ун-т.- Томск, 1988.- Деп. в ИНИОН АН СССР 17.8.88, № 35180.
65 Морган Л. Первобытное общество.- Л., 1934.- С. 6.
66 Karjalainen К. F. Die Raligion der Jugra-Volker.- S. 40.
67 Чернецов В. Н. О проникновении восточного серебра в Приобье // Тр. Ин-та этнографии. Нов. сер.- М.; Л., 1947.- С. 114.
68 Зуев В. Ф. Материалы по этнографии... - С. 41.
69 Кастрен А. М. Путешествие по Лапландии, Северной России и Сибири // Магазин землеведения и путешествий.- Спб., 1860.- Т. 6, ч. 2-С. 186.
70 Косарев М. Ф. Некоторые аспекты развития древнего мировоззрения (по сибирским материалам) // Религиозные представления в первобытном обществе: Тез. докл.- М., 1987.- С. 36.
71 Диенеш И. Поединки и экстатические души шаманов // Соп-gressus Internalionalis Fenno-Ugristarum, 6 Studia Hungarica. Syktyvkar, T985: Acta Sessionum. Sektio archeologica, antropologica et historica.- Budapest, 1985.- С. 60-61.
72 Мошинская В. И. Древняя скульптура Урала и Западной Сибири.- М., 1976.- С. 52.
73 Огрызко И. И. Христианизация народов Тобольского Севера в XVIII веке.-Л., 1941.
74 Титова 3. Д. Дневник Т. Кенигсфельда - этнографический источник первой половины XVIII в. по народам Сибири // Сов этнография.- 1975.- № 6.
75 Цит. по: Огрызко И. И. Христианизация...- С. 101.
76 Спенсер Г. Основание социологии.- Спб., 1876.- T.I.- С. 141.
77 Гондатти Н. Л. Следы язычества у инородцев Северо-Западной Сибири.- М., 1888.- С. 38.
78 Василевич Г. М. Языковые данные по термину хэл-кэл // Сб. Музея антропологии и этнографии.- Л., 1941.- Т. 2.- С. 156.
79 Ходингеим Э. Древний человек и космос // Общественные науки за рубежом.- М., 1986.- Сер. 5: История.- С. 191.
80 Sirelius U. Т. Reise zu den Ostjaken.
81 Karjalainen K. F. Die Religion der Jugra-Volker.- Bd 3.
82 Чернецов В. Н. Рецензия на книгу: Popular Beliefs: Folklore Traditions in Sibiria.- Budapest, 1968 // Сов. этнография.- 1969.- N95.-C.93.
83 Patkariov S. Die Irtysch-Ostojaken und ihre Volkspoesie.
84 Лукина Н. В. Зарубежные публикации фольклора обских угров // Финно-угорский музыкальный фольклор: Проблемы синкретизма.- Таллинн,1982.
85 Шмидт Е. Традиционное мировоззрение северных обских угров по материалам культа медведя: Автореф. дис. ... канд. ист. наук.- Л., 1989.
86 Questions siberiennes. - Paris, 1990.- № 1.- Р. 5.
87 Бакштановский В. И" Согомонов А. Ю" Чурилов В. А. Общественное мнение о судьбах народов Севера: Поиск справедливого решения.- Тюмень; Ханты-Мансийск, 1989.- С. 34, 41.

Примечание: Информация по переписи населения устарела, просьба к читателям присылать уточнения и дополнения. Авторство и СПАСИБО - гарантированы.

Автор (2003 год) - Поездник Сергей, тел. в Киеве - 4505910, e-mail: poezd@i.com.ua, сайт: www.poezdnik.kiev.ua - «Водный туризм Украины»

Начало очерка см. Часть 1.

Водный туризм Украины
2002